Личный опыт: жизнь без пластика и раздельный сбор мусора

Личный опыт: жизнь без пластика и раздельный сбор мусора

Виолетта Рябко, медиакоординатор Гринпис рассказывает о собственном опыте раздельного сбора мусора, о том, что заставило её посмотреть на количество производимых человечеством отходов как на колоссальную проблему, а также об эксперименте по отказу от потребления пластика.

Самой проблемой раздельного сбора Гринпис занимается уже лет пятнадцать, а полноценный проект в том виде, в каком он есть сейчас, существует уже два с половиной года. Сама я начала сортировать мусор уже лет пять назад, когда узнала, что в Петербурге существует движение «Раздельный сбор», волонтёры которого раз в месяц принимают отходы.

Пространство для раздельного сбора мусора и хранения его до вывоза у меня дома организовано так: есть три мини-бака, это простые коробки для хранения вещей, которые я купила в Икее, два стоят под кухонным столом, один на подоконнике и отдельная коробка под макулатуру под рабочим столом в комнате. Их на данный момент так много, потому что в России пока что не очень удобно устроена сама система, из-за чего приходится хранить эти отходы дома целый месяц, так как вывозить его чаще у меня нет возможности. Если бы можно было сдавать эти отходы чаще, чем раз в месяц, то и места для хранения требовалось бы меньше. И, естественно, есть ведро под обычный, неперерабатываемый мусор.

Я отсортировываю перерабатываемый пластик, то есть все виды, кроме №3 и №7, стекло, металл, а именно банки из-под консервов, алюминиевую тару из-под напитков, макулатуру, и отдельно откладываю старые вещи, которые уже невозможно носить или как-то по-другому использовать, а также батарейки и лампочки.

На первый взгляд звучит не очень привлекательно, кажется, что это неудобно, но со временем это входит в привычку. Лично у меня такая привычка появилась, ещё когда я жила в Германии, там налажена сортировка, и когда я вернулась в Россию, мне уже было сложно выбрасывать перерабатываемые отходы в общий мусор. Потому что я знаю, куда всё это пойдёт, как это будет лежать на свалке, как всё это выглядит.

Так что в России я тоже довольно быстро приспособилась: сначала стала отделять только пластик, потом все остальные виды перерабатываемых отходов. Есть некоторый сложный момент — заставить себя начать всё это мыть перед тем, как выбросить, а как я уже упоминала в предыдущей статье, пластик, металл и стекло перед сдачей в переработку нужно очищать от остатков пищи. С другой стороны, можно тот же стаканчик из-под йогурта поставить в раковину, и, когда моешь посуду, он просто сам по себе отмоется в достаточной степени, то есть намывать до скрипа, конечно, не приходится.

Что касается новых привычек в потреблении, которые прививаются, когда начинаешь сортировать мусор, во-первых, я осознала, как много я произвожу мусора в принципе, и теперь я стараюсь сократить количество упаковок, когда покупаю те же продукты. В супермаркетах сейчас один продукт может на выходе из магазина быть упакован в десять пакетов. При этом есть магазины, в которых можно покупать на развес в свою тару, тот же творог, молоко. Я стала отказываться от одноразовой упаковки и приходить со своей, чтобы не нести пластиковый мусор домой, а потом мыть его и снова нести уже на сортировку.

Я проводила эксперимент, на месяц отказавшись от пластика вообще, чтобы понять, насколько он проник в нашу жизнь.

Причём проник достаточно быстро. В Советском Союзе пластика практически не было. Не было пластиковой тары, одноразовой пластиковой посуды. И если у человека откуда-то появлялся пластиковый пакет, он с ним ходил полжизни.

Соблюдать условия эксперимента было достаточно сложно, хотя и интересно. Избавиться от всего пластика, который уже имелся в доме, было невозможно, да и ненужно. Поэтому главным условием было не покупать пластик. Выяснилось, что при желании можно найти альтернативу практически любым пластиковым изделиям и самое главное — пластиковым упаковкам. Сейчас, по завершении эксперимента, я стараюсь сократить объёмы потребления в принципе — не покупать ненужных или не очень нужных вещей, а также не покупать ничего в неперерабатываемой упаковке.

Кстати, это несёт пользу в том числе и для здоровья, так как неперерабатываемая упаковка в основном у чипсов и прочей вредной еды.

Что касается шампуней, гелей для душа и прочей косметики, которая фасуется в основном в пластиковую тару, ей тоже можно найти альтернативу. Сегодня существует много органических марок, которые не только изготавливают сами средства из натуральных компонентов, но и делают перерабатываемую или же и вовсе минимальную упаковку для них. Среди них есть и отечественные марки, производство у которых сосредоточено в основном в центральной России, вокруг Урала и на юге.

По своему опыту могу сказать, что сортировка мусора быстро входит в привычку и перестаёт быть чем-то обременительным, а отказ от перепотребления приносит пользу здоровью, физическому и психологическому, и, конечно же, окружающей среде.

То есть основная привычка, которую я приобрела, начав сортировать мусор, — это попытка сократить количество отходов и не пользоваться одноразовыми упаковками и пакетами.

Я бы не сказала, что такие привычки сильно отражаются на бюджете, на этом вряд ли можно сильно сэкономить. В Петербурге сейчас тренд на бесплатную одноразовую упаковку — каждый банан стремятся завернуть в три пакета. Возможно, если бы за все эти пакеты приходилось платить, то кто-то мог бы задуматься о сокращении их потребления и с экономической точки зрения тоже. Хотя на самом деле мы за всё это платим, просто не зная, что всё это уже включено в стоимость продуктов и товаров. Так что на бюджете это сильно не отражается, но лично меня интересует не экономический аспект, а экологический.

Приходится ли тратить больше денег ради того, чтобы стать ответственным пользователем? Могу сказать, что тратить несколько больше мне приходилось, когда я проводила эксперимент и временно отказывалась от пластика в принципе. То есть я стала на некоторые вещи тратить больше денег, потому что искала их в бумажной или стеклянной упаковке. Но с другой стороны, я переставала покупать некоторые продукты, которые невозможно найти не в пластике, поэтому каким-то кардинально дорогим этот эксперимент не стал.

Покупать что-то в перерабатываемой упаковке, даже если это дороже, чем в пластике, — это вопрос вашего личного выбора и ответственности, а не денег.

При этом между двумя примерно одинаковыми творожками можно выбрать тот, который в упаковке ПВХ, тот самый пластик «тройка», который к тому же ещё и токсичен, если его, к примеру, довольно сильно заморозить, то эти вещества окажутся и в самом твороге, а потом и в организме, или выбрать продукт в полипропилене, который из всех пластиков наиболее безвреден и может быть потом переработан. Такой выбор на стоимости покупки вряд ли отразится.

Меня часто спрашивают, почему я стала разделять отходы. Однажды я посмотрела фильм под названием «Свалка» про художника, который поехал на самую большую свалку в Рио-де-Жанейро, жил там вместе с её обитателями, людьми, которые работают на этой свалке, делал с ними картины из мусора. Фильм, в общем-то, не столько про отходы, сколько про людей, которые живут и работают на свалке. Когда я посмотрела его, я поняла, что мы производим какое-то колоссальное количество мусора и что с этим нужно что-то делать и как можно быстрее.

Виолетта Рябко, медиакоординатор Гринпис

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала Международную общественную организацию Гринпис.

Комментарии для сайта Cackle