Переработка мусора в России

Переработка мусора в России

Раздельный сбор мусора и переработка вторсырья в России

Мы поговорили с медиакоординатором токсической программы Гринпис Виолеттой Рябко о раздельном сборе мусора и переработке вторсырья. О том, что такое вторичное сырьё и какой мусор может быть отправлен на переработку, читайте в предыдущей статье. Сегодня пришло время поговорить о том, как обстоят дела с переработкой мусора в России. 

В России 2017 год был объявлен годом экологии. И это, конечно же, хорошо. Однако хотелось бы, чтобы это выразилось в реальных делах, а не в очередных бессмысленных акциях на показ прессе.

Если мы говорим о мусоре, то в рамках Года экологии нужно не просто вывезти школьников собирать мусор с берега реки, а потом незаметно перевезти его на свалку, на которой он точно так же будет лежать и отравлять окружающую среду, как он это делал возле реки. То есть не просто переложить мусор с более видного места на менее заметное. Нужно всерьёз задуматься о повсеместной переработке. Хотелось бы, чтобы мероприятия, посвящённые Году экологии, имели больше смысла, а не просто прятали проблему от глаз. Хорошо бы, чтобы мусор начали повсеместно собирать раздельно. Чтобы мероприятия были направлены именно на раздельный сбор и переработку, а не были бы просто декларативными.

О системе раздельного сбора в России есть новости хорошие и плохие. К сожалению, полноценной системы пока не существует, но, к счастью, она всё-таки развивается и надежда есть.

Существует закон об отходах, согласно которому переработка является более приоритетной, чем сжигание и захоронение мусора на свалках.

В марте 2016 года был подписан закон, по которому каждый регион должен разработать так называемую территориальную схему, в которой должно быть указано и прорисовано, куда в этом регион едет мусор. Должна быть внедрена переработка с определённым процентом. Понятно, что сразу же стопроцентной переработки не будет. Сначала будет, допустим, 10%, потом, через год, 20%. Потом 30%, дальше — больше. Этот процент означает, сколько именно мусора от общего числа должно уезжать на переработку. Эти схемы должны были принять к сентябрю 2016, но приняли их более-менее в срок только около половины регионов, другие задержались. Поэтому сейчас срок отодвинули, но механизм запущен, и переработка уже появилась и закрепилась в повестке. Свежесозданные схемы поначалу включали в основном только то, что уже где-то существовало. Дело в том, что ещё до принятия закона уже были регионы, в которых система раздельного сбора была более-менее налажена, один из хороших примеров — это Саранск, столица Республики Мордовии. В Саранск пришла немецкая компания Remondis и организовала для жителей города раздельный сбор. Там практически в каждом дворе можно найти специальные контейнеры, люди достаточно быстро стали активно ими пользоваться. Убеждение, что «русские люди — не финны, разделять мусор не будут», — это на самом деле, как показывает практика, заблуждение. Мы, конечно, не немцы, но, когда люди видят эти цветные бачки, особенно если на них всё адекватно и понятно написано и если они удобные, люди начинают разделять.

Другой пример — администрация во Владивостоке, которая поддерживает бизнес, занимающийся переработкой мусора, помогает им договариваться на местах, устанавливать контейнеры. Какая-то часть города этими контейнерами обеспечена. Есть неплохие примеры в Перми, в Ярославле, во Владимире. В Москве определённая система тоже существует. Она построена немного иначе, чем во всей России. Здесь действует так называемый московский эксперимент, эксперимент московского правительства. Он состоит в том, что на пятнадцать лет заключены контракты с компаниями, которые вывозят мусор. Контракт предписывает им внедрение переработки и отправку определённого процента мусора не на вывоз с последующим сжиганием и захоронением, а на переработку. Компании этот контракт, который давал им очень выгодные условия, радостно подписали, но пункт о переработке дружно игнорировали, тем самым условия своего контракта нарушая. Однако два года назад волонтёры Гринпис устроили проверку баков этих компаний. Для этого просто узнавали по открытым источникам адреса пунктов, ходили, смотрели, заглядывали в баки. Если никаких специальных контейнеров не стояло, всё это фиксировалось и предавалось огласке. Был скандал, стало публично известно, что компании рисовали эти контейнеры на бумаге, ничего на самом деле не внедряя и не перерабатывая. Два года назад во всей Москве удалось найти всего пару десятков пунктов приёма раздельного мусора, организованных этими компаниями, сейчас эта цифра приближается уже к тысяче. Общественный контроль в очередной раз помог, и есть надежда на то, что ситуация будет улучшаться.

Виолетта Рябко, медиакоординатор Гринпис

О том, какие мифы и стереотипы сопровождают внедрение раздельного сбора мусора и переработки вторсырья, читайте в следующей статье.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала Международную общественную организацию Гринпис.

 

 

Комментарии для сайта Cackle